Словарь античности клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО СЛОВАРЮ

 

ГЛАВНАЯ

 

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПОИСК В КЛУБЕ ЛИИМ

ПРИСТРОЙКИ:

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Историография

Словарь античности

     
 

ИСТОРИОГРАФИЯ. Истоки современной Историографии мы находим в Древней Греции (Иония). В то время как элементы исторической науки на Древнем Востоке развивались преимущественно в репрезентативной, монументальной или эсхатологической формах (изображения, наскальные надписи и рельефы, списки владык, храмовые хроники, библейские описания), греческие историки собирали и обобщали исторические факты на основе простых записей и сообщений. Начальной ступенью в развитии греческой Историографии были эпос Гомера, в поэмах которого отражена целостная картина раннегреческой эпохи в поэтических образах, а также мифы и легенды, дававшие определённые толкования исторических событий. Этих же эпических традиций в 6 веке до нашей эры придерживались логографы бурно развивавшихся ионийских городов, которые сохраняли исторические предания в письменных источниках.

Международная торговля, далёкие путешествия, знакомство с чужими странами и их культурой давали ионийцам стимул для собирания материалов, составления обзоров (theorem) и исследований (historein). У логографов в связи с обилием информации ещё не выделялись сведения исторического, географического, этнографического характера, достопримечательности и легенды. Учёные стремились описать всё виденное, чтобы сохранить знания о прошлом, а со временем перейти к аналитическому рассмотрению и критической оценке исторических событий, к подлинной Историографии. События прошлых лет интересовали античных историков не сами по себе, а с точки зрения их воздействия на современность, они фиксировали эти события для лучшей ориентации в будущем. В свете такого подхода античную Историографию в её рациональной части можно считать политической наукой.

Античная Историография отличается от современной тем, что первая тяготела не столько к области науки, сколько к области литературы, причём довольно высокого уровня, так что исторические труды античности приходилось оценивать не только по их достоверности (использование источников было недостаточно критическим), но также и по их литературным достоинствам. Много сил затрачивалось на оформление, развитие определённых направлений стиля. Материал расчленялся эффективными в художественном отношении методами, вырабатывалась традиционная техника изложения, которая включала оформление введения по установленным способам, расчленение повествования различными экскурсами, вставку вымышленных речей (и писем), прямую характеристику главных персонажей, обычай ссылаться на труд предшественника и продолжать его. Художественная форма изложения материала характерна для виднейших античных историков, их общественные и политико-идеологические позиции определили подход к истолкованию исторических фактов. Всё более настойчивыми становятся попытки свести многообразие явлений к движущим внутренним причинам и раскрыть исторические закономерности.

Античная Историография стремилась стать «наставницей жизни» ("magistra vitae"), показывая читателю положительные и отрицательные примеры образа действий. В ходе развития античной Историографии, достигшей своей вершины в эпоху эллинизма, возникали определённые её жанры (основные формы). Исторические монографии охватывали значительные отрезки времени, демонстрируя их целостность. Особой формой таких монографий были истории эпох, современником которых был сам автор. Разрабатывались периоды всемирной истории, куда включались также негреческие материалы. На основе местных преданий давались исторические описания определённых районов и областей. Фиксацию во времени и хронологическое расположение исторических фактов давали хроники, их составление позволяло быстро ориентироваться в важнейших событиях прошлого.

В эллинистическую эпоху были написаны политические биографии выдающихся деятелей. Риторически украшенная биография Александра Македонского, в которой историческая личность была увенчана легендарным нимбом, приближалась по форме к историческому роману. У истоков греческой Историографии стоит Гекатей из Милета (конец 6 века до нашей эры), который в своих «Генеалогиях» подверг рационалистической критике эпические традиции и тем самым сделал решающий шаг в развитии исторической науки. «Отцом истории» в древности по праву считался Геродот. В своей «Истории», древнейшем полностью сохранившемся историческом труде, он ограничивается освещением в повествовательной форме центральной темы эпохи — противоборства Греции и Азии и Персидских войн как его выражения.

Своей высшей точки греческая Историография достигла у Фукидида (460—396 до нашей эры). Фукидид стал основателем прагматической и политической Историографии («История Пелопоннесской войны»). Применяя научно-критический метод, он пытался раскрыть причинные связи исторических событий и тем самым способствовать росту политических знаний. Последователь Фукидида Ксенофонт (430—354 до нашей эры) продолжил его труд до битвы при Мантинее (362 до нашей эры), но не смог подняться до его уровня. Под возрастающим влиянием риторики греческие историки эпохи эллинизма особое внимание уделяли способам выражения мыслей, их труды более не преследовали цели выявления истины или политической пользы, а предназначались для развлечения читателя. Из исторических писателей того времени выделяется Полибий, последний крупнейший греческий историк. От его «Всеобщей истории» сохранились значительные части. Присоединяясь к прагматической Историографии Фукидида, Полибий стремился в своем историческом труде, отражающем покорение Римом народов Средиземноморья, внушить политическое и моральное благоразумие обществу. После Полибия предметом греческой Историографии являлась уже не история Греции, а всемирная история (Диодор) и история Римского государства (Дионисий Галикарнасский, Аппиан, Дион Кассий). Исключением является история Александра Македонского («Поход Александра») Арриана (около 95—175 до нашей эры). Арриан, опираясь на надежные источники, дал реальную оценку Александру Македонскому и вместе с тем освободил описание его личности от романтических украшений и легендарных черт, присутствовавших в эллинистических биографиях (например, Клитарх). Подражания классике господствовали в греческой Историографии в последующие столетия до «Новой Истории» Зосима (2-я половина 5 века до нашей эры), излагающей события от Августа до занятия Рима Аларихом (410). Этот труд доказывает, что греческая Историография не прерывала своих традиций до эпохи Византии.

Римская Историография, испытывая на себе влияние греческой, имеет некоторые особенности. Среди литературных жанров Историографии в Древнем Риме пользовалась наибольшим авторитетом. Её представители принадлежали к господствующим слоям общества, в качестве политических деятелей они энергично вмешивались в историю, а впоследствии посвящали себя Историографии (исключение — Ливии), видя в ней возможность проводить свою политику другими средствами. Поэтому римская Историография служила прежде всего целям политической пропаганды, разъяснению и оправданию внешней и внутренней политики Древнего Рима, по отношению к которым стремление дать объективное и точное отражение исторических событий на основе собственных критических исследований отступало на задний план, хотя выяснение истины оставалось основным постулатом римской Историографии. Последняя занималась преимущественно историей Рима, история Италии и провинций отражалась в меньшей степени (вплоть до эпохи Империи). Сознание исторической непрерывности (континуитет) основывалось на истории достижений своих предков, поэтому римская история излагалась от основания Рима в общей связи с историей государства, то есть как история правящих династий.

В греческой Историографии сильнее, чем в римской, проявились черты морально-воспитательных поучений (греческая история представлялась как образцовая). Римская Историография, особенно в начальном периоде развития, испытывала сильное влияние (как по форме, так и по содержанию) составлявшихся Великим понтификом ежегодных таблиц (анналов) — анналистика стала главной формой римской Историографии. Наиболее ранние римские исторические труды (так называемых старших анналистов) 3—2 веков до нашей эры были написаны на греческом языке, они преследовали цель оправдать внешнюю политику Рима в грекоязычном мире. В условиях, когда отсутствовала латинская проза, римская Историография заменяла литературу. Почти одновременно римские поэты Г. Невий и Кв. Энний отразили римскую историю в историческом эпосе. М. Порций Катон первым применил латинский язык в своем историческом труде "Origines" («Первоисточники»). Он стремился воздействовать на римлян в политических и воспитательных целях и устранить греческий язык из римской национальной Историографии.

В последние десятилетия республики появились первые исторические произведения, которые одновременно представляли собой первые достижения римской Историографии: сообщения (commentarii) Цезаря о завоевании Галлии и гражданской войне, в которых оправдывались его военные и политические действия; после убийства Цезаря — произведения Саллюстия, в которых был убедительно изображён внутриполитический и моральный упадок Рима. На рубеже эпох Республики и Империи Ливии в своём труде по всеобщей истории вернулся к традиционной форме анналистики. Большой исторической ценностью обладает дошедший до нас отчет Августа, так называемый Monumentum Ancyranum. В 1 веке многочисленные произведения сенаторской Историографии, носившие оппозиционный по отношению к принципату характер, были встречены римскими властями враждебно, поэтому из них сохранились немногие, относящиеся к тому же к окраинам империи. Тацит опубликовал свои труды лишь после убийства Домициана (96). После Саллюстия, историка упадка Республики, и Ливия, историка эпохи Августа, наполненной ожиданиями новшеств, Тацит выступил как представитель эпохи ранней Империи, освещая её внутриполитические проблемы. После него римская Историография не отмечена какими-либо крупными достижениями. Биографии (Светоний, «История Августов») и скудные исторические эскизы (например, Евтропия) вытеснили исторические монографии. Последним крупным представителем римской Историографии был Аммиан Марцеллин, грек, родившийся в Антиохии (конце 4 века нашей эры), который по образцу «Истории» Тацита продолжил труд последнего до 378. «История готов» Кассиодора (6 век) и «История франков» Григория Турского (6 век) ознаменовали начало новой исторической эпохи, имевшей собственно Историографию.

 
     

Словарь античности - Ио

А Ад Ам Ап Ар Ас Б Бл В Ви Г Ге Ги Гн Д Ди Дл Е, Ж З И Ио К Кв Кл Ком Кр Л Ли М Ме Ми Мон Н Ни О Он П Пе Пи Пн Пр Пс Р Ри С Се Си Сл Сп Су Т Ти Тр У Ф Фи Фл Х Ц, Ч Ш Э Эм Эр Ю, Я

В начало страницы

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.